О блокаде Ленинграда: из детства универсантов

76 лет назад с Ленинграда была снята блокада. Становятся старше и постепенно уходят свидетели тех страшных событий, а вместе с ними и их воспоминания — главные свидетельства времени. Все меньше возможностей найти и сохранить личные истории для блокадной книги.

Владимир Осинский

Когда началась блокада, Владимиру Георгиевичу было 6 лет.

Окончил отделение журналистики филологического факультета ЛГУ, затем начал преподавать. Стоял у истоков создания радиотелевизионной специализации в Санкт-Петербургском университете, учебной телерадиостудии и кафедры радио и телевидения, которой руководил почти 20 лет. Сейчас работает в Университете редактором-консультантом.

О голосах блокадного радио

Сразу же ощущалось, даже в детском возрасте, что это пульс города. Радио у нас было выше этажом, и мы слушали его через потолок. На слуху до сих пор голоса. Я помню и сопоставляю сегодняшние впечатления, они во многом сходятся. Голоса тогда известных актеров, дикторов, я уже не говорю о звуках блокадных репортажей, это само собой. Тоже достаточно хорошо помню, что радио воссоздавало звуковую картину. Там были новости и вести с фронтов, информация об организации жизни в городе, нормы продуктов питания, устные выпуски прежде печатного детского журнала «Костер», сигналы и отбои воздушной тревоги… Радио — это нить жизни, нить надежды. Нить, которая соединяла замерзшие квартиры с миром, со страной.

О забродивших банках с вареньем

Большая коммунальная квартира, и в нашей комнате — печка-голландка, которая, конечно, не топилась, топилась буржуйка. Мы залезли в печку с сестрой, и что мы там обнаружили! Банки с вареньем, которые забродили уже. Причем там был десяток банок. В общем, я могу сказать, что вся квартира была «под газом», потому что забродившее варенье ели. Но это была, конечно, такая помощь! Витамины.

Читать полностью

Просмотров: 26
© 2020 Санкт-Петербургский государственный университет
При публикации материалов сайта ссылка www.soc.spbu.ru обязательна